Министерство цифрового развития

Мурманская область, город Мурманск

МБОУ г. Мурманска СОШ №5

Авторы: Гречуха Евгения Петровна, 16 лет, 10 «В»

Юдина Анастасия Олеговна, 16 лет, 10 «В»

Тема: «Особенности решения социально-бытовых вопросов в Мурманске в 20-ые годы XX века»

Руководитель:

Ордынская Елена Валентиновна

учитель русского языка и литературы

г. Мурманск, ул. Александрова 32/2

телефон: 8-921-041-26-24

e.ordynsckaya@yandex.ru

                                                         

Введение

Всё ли мы знаем об истории нашего города?

Что город был заложен в 1916 году и назывался Романов-на-Мурмане – знаем. Что героически защищался в годы Великой Отечественной войны – знаем! Что Мурманск – порт приписки атомных ледоколов – знаем.

А как и в каких условиях жили люди, поднимавшие город почти с нуля в 20-ые годы прошлого столетия – вряд ли…

Поэтому мы решили восполнить этот пробел в наших знаниях и «нарисовать» картину тогдашней социально-бытовой жизни.

Из Гражданской войны Мурманский край вышел полуразрушенным, с населением, страдающим от голода и эпидемий. К началу 1920-х годов Мурманск насчитывал менее двух с половиной тысяч жителей и находился в упадке. Промышленность была представлена в основном кустарными артелями, рыбный промысел пришёл в упадок. Городской пейзаж составляли две-три улочки одноэтажных домов, перенаселённые рабочие бараки, беспорядочное скопление лачуг, брошенные интервентами «чемоданы» — дома из гофрированного железа с полукруглой крышей, представляющие собой приспособленные под жилье железнодорожные вагоны. Город получил прозвище «красная деревня» из-за теплушек красного цвета, приспособленных для жилья.

Двадцатые годы - наиболее сложный в истории города период, когда трудности, бытовая неустроенность, острый жилищный кризис, антисанитария, болезни, недостаток продовольствия и других необходимых средств существования присутствовали здесь повсеместно.

Для решения политических, социальных проблем были созданы местные органы власти. Это происходило в непростых условиях: в отличие от большинства регионов России аппарат советского управления на Кольском Севере приходилось создавать фактически на пустом месте: немногочисленность управленческих структур в уезде до революции, частое перемещение административного центра (Кола, Александровск, Мурманск), постоянные реорганизации системы управления в годы революции и Гражданской войны и повышенный уровень миграции населения не способствовали формированию здесь необходимых бюрократических традиций. Самой существенной проблемой при создании первых местных органов — уездного комитета РКП(б) и исполкома уездного Совета — в первые годы оказалась низкая квалификация советских служащих. Так, из 107 служащих Мурманского уездисполкома в 1920—1921 только 17% имели среднее образование, 68 — начальное, а 15% — его вообще не имели. Лишь менее половины (46%) до прихода в уездисполком имели хоть какой-то опыт работы в различных учреждениях, 26% — в прошлом занимались сельскохозяйственным или промысловым трудом, 16 — были рабочими, 6% — перешли на работу в Совет с военной службы. Подавляющая часть управленцев (75%) происходила из крестьян. Но одновременно документы показывают, что именно в 1920-е гг. стали возводиться добротные жилые и общественные деревянные и каменные дома, началось развитие социально-культурной сферы, становление рыбной отрасли, освоение Северного морского пути.

Мы ставим перед собой следующую цель: опираясь на архивные документы, показать, как в 20-ые годы прошлого столетия в непростых условиях, при отсутствии управленческих традиций решались местными органами власти социальные и бытовые проблемы жителей Кольского полуострова.

Основная часть

Налаживание жизни в крае после окончания гражданской войны и установления Советской власти началось с решения жилищного вопроса и вопроса обеспечения населения продовольствием. В повестке дня заседания Мурманского уездного исполнительного комитета (протокол № 1 от 25 марта 1920 г.) значатся вопросы о налаживании жизни в Мурманске после Гражданской войны и интервенции: организация общественных столовых, торговли и т.д.

Безусловно, первоочередной задачей было снабжение населения продовольствием, которое завозилось в неземледельческие Кольские районы. В Мурманске был сформирован Уездный Продовольственный Комитет, который ежемесячно устанавливал нормы отпуска по карточкам продуктов для разных категорий населения. Так, например, в январе 1920 года были установлены следующие нормы:

1)    Для рабочих и служащих города Мурманска по карточкам категории «А»:

Муки ржаной белой          30 фунтов или хлеба 40 ½ фунта

Мяса                                     5 фунтов

Рыбы                                     10 фунтов

Сахару                                   2 ½ фунта

Чаю                                        1/12 фунта

Сало-жир                               1 ½ фунта

Крупа пшеницы                    7 ½ фунта

Соли                                        1 фунт

Овощей                                   18 фунтов

Мыло                                       ½ фунта

Спичек                                     4 коробки

Табаку                                     7/8 фунта

Горчицы взамен перцу          5 зол.

Лимонного соку                     ½ фунта

При этом для лиц, занятых « особо-тяжёлым физическим трудом особо вредным для здоровья, а именно угольщикам» по некоторым пунктам нормы увеличивались (например, мука и мясо).

В отдельные категории выносились взрослые члены семей рабочих и служащих города Мурманска, дети города Мурманска и отдельно дети, проживающие в уезде и в сельской местности; красноармейцы и военнослужащие, прибывшие в отпуск; кустари, сапожники, портные и портнихи, работающие на дому для государственных учреждений и предприятий и др.

«Все беременные женщины начиная с 8-го месяца беременности и матери имеющие детей до года независимо от того вскармливается ребёнок грудью матери или нет получают дополнительное питание сверх трудового пайка получаемого на общих основаниях по нижеследующей норме в месяц в г. Мурманске и Уезде:

                             Муки ржаной            12 фунтов

                             Крупы пшеницы       1 фунт

                             Сахару                        1 фунт

                             Сало-шпик                  1 фунт»

«Настоящая норма утверждена постановлением Пленума Чисполкома от 25/6-21 г.», что, безусловно, говорит о дополнительной заботе о женщинах и детях. Все эти нормы доводились до сведения населения через «Продовольственную газету».

Несмотря на трудности с продовольствием, власти, понимая сложности проживания в условиях Крайнего Севера, заботились о полноценном питании детей до трёх лет. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на «Меню на неделю для детей возраста 11/2-3 лет дома - яслей станции Мурманск» от 1 февраля 1926 года. Например, понедельник:

1)                8 ½ утра

Какао    350 + 20,0 печенье + 50,0 хлеба

2)                Завтрак 11 ½ часа

Каша манная молочная с маслом и сахаром по 200,0 + чай с сахаром

3)                Обед 3 ½ часа

Суп мясной рубленым мясом, картофель и коренья + белый хлеб 100,0, компот 150-200

      Каждый день дети получали мясо или рыбу, различные крупы, молоко и молочные продукты, хлебобулочные изделия, а также по одной чайной и десертной ложке морковного и брусничного сока. (ГАМО.Ф.Р-91.Оп.1Д.94.Л.18)

       Снабжение продовольствием – очень сложный вопрос. Но людям, помимо еды, нужно было во что-то одеваться, нужны были предметы первой необходимости. Предприятий лёгкой промышленности в Мурманске и области не было, поэтому какие-то вещи и предметы быта служащим иногда выдавались в индивидуальном порядке по их заявлению или по ходатайству начальства: 1) «Просьба отпустить для служащих президиума исполкома по возможности следующие предметы: А.Ф.Тиховой – пасты зубной, чулок чёрных – 6 пар, ленты узкой – 10 аршин, пуговиц белых полотняных – 3 десятка, перламутровых – 3 десятка, носовых платков – 6 шт., ниток чёрных – 3 катушки, кнопок – 3 десятка, гуталину – 2 коробки, шпагату – 5 клубков.» ( ГАМО. Ф. Р-54. Оп.1.Д.71.Л.122) 2) «Настоящим отдел управления просит не отказать в выдаче секретарю коммунального хозяйства Екатерине Харинской предметов первой необходимости, а именно: ботинок женских или материалу для шитья их, чулок – 4 пары, перчаток – 1 пару, 1 зонт, 1 одеяло и шляпу; в вышеуказанном Харинская нуждается, что подписью и приложением печати удостоверяется» (ГАМО.Ф.Р-54.Оп.1.Д.72.Л.188.)

Нищета и отсутствие элементарных, необходимых для жизни и здоровья вещей иногда вынуждало людей писать в разные инстанции письма, которые кроме как «криком души» назвать нельзя, хоть сегодня они и вызывают у нас улыбку. В декабре 1919 года конторщица канцелярии Мурманской железной дороги Е.Истомина пишет письмо начальнику г. Мурманска Б.А.Полевицкому о выдаче валенок: «Милостивый государь! С наступлением зимы мы, служащие канцелярии дороги, приставали к своему непосредственному начальнику об отпуске валенок. Но их нельзя было выдать, т.к. на дороге валенок совсем не было. Потом валенки прибыли в склады, но оказалось. Что «их можно выдать только рабочим, работающим на свежем воздухе». А нам посоветовали постыдиться, т.к. мы сидим в конторе. Я постыдилась и некоторое время молчала. Но потом пришли глубокой силы морозные дни, да и в конторе ноги застывают…. Мне не хочется умереть в Мурманске, и поэтому я делаю последнюю попытку достать валенки от вас. …. У меня только тонкие ботинки, увы, рваные, а живу я версты за 1 ½ от Базы, и почти каждый день я плачу от тоски. … Прошу извинения за беспокойство, но больше мне ничего не остаётся сделать, как написать вам и снова шествовать в тех же ботинках по адскому холоду». (ГАМО.Ф.Р-54.Оп.1.Д.7.Л.108-109)

В 1920 году начинается и активная работа в сфере здравоохранения. Документы рассказывают о плачевном, мягко говоря, состоянии Горбольницы. Исполняющий обязанности главного врача Соболев 24 августа 1920 года направил письмо в Отдел здравоохранения, из которого мы узнаём, что приём в амбулатории производят в фанерном бараке, куда необходимо провести отопление, так как «производить приём в амбулатории в холодное зимнее время невозможно: больные мёрзнут, все лекарства замерзают, санитар, живущий в амбулатории мерзнет от холода». В этом же письме главврач пишет о необходимости переноса «прачешной Городской больницы из фанерного домика, где она помещается сейчас, во вторую половину барака, где находится больничная кухня, так как стирать бельё в насквозь продувном здании зимою абсолютно невозможно: вода мерзнет, бельё мерзнет, прачки мерзнут, и всегда полубольны». Главврач пишет и про разбитые стёкла, и про отсутствие электричества, а ещё просит «около входа в больницу на имеющийся столб навесить большой керосино-калильный фонарь, что крайне важно, так как ночью, если случайно привезут больного, легко запутаться в рельсах узкоколейки проходящей мимо больницы». Трудно даже представить себе внешний облик этой фанерной больницы с выбитыми стёклами и проходящей рядом узкоколейкой. Тем не менее люди в таких условиях работали, жили, обустраивали помещения. В 20-ые годы новые больницы построили в Умбе, Поное, Ловозеро, Ура-губе, произвели ремонт в больницах Териберки, Кузомени, Рынды (приложение, документ 1).

Вызывает интерес и набор медицинских веществ, которые заведующий уездным здравотделом в 1920 году просит Совнархоз выдать кладовщику Уездравотдела Приставкову: «карболовую кислоту (5 бутылок) и неизвестные порошки, а также один ящик неизвестной мази» (приложение, документ 2). Таких терминов в медицине не существует, поэтому невозможно даже предположить, что выдали кладовщику. Что касается карболовой кислоты, которая ядовита для вшей и клещей и используется для дезинфекции сточных ям, отстойных колодцев, для обеззараживания спецодежды, то можно предположить, что использовалась она во время эпидемии возвратного и сыпного тифа, которая разразилась в 1922 году: «Неурожай прошлого года бросил на Мурман сравнительно большое количество изголодавшихся, босых, голых, заражённых разными болезнями людей. Скученность размещения их в недостаточно приспособленных для жилья вообще помещениях создало вместе с прочими обстоятельствами благоприятную почву для эпидемий, доставленными голодающими в Мурманскую губернию паразитарных тифов: возвратного и сыпного. Особенно отличился в этом отношении Мурманск, где в течение декабря 1921 года по май включительно 1922 года зарегистрировано было 577 случаев сыпного тифа и 983 возвратного при общей численности населения около 4000 человек». Заболевших насильственно эвакуировали в санитарной летучке, и вновь был поставлен вопрос о постройке «заразной» больницы в Мурманске. (ГАМО.Ф.Р-91.Оп.1.Д.13.Л.64-69)

В рамках борьбы с антисанитарией и различными инфекционными заболеваниями    Отдел здравоохранения Мурманского исполнительного комитета контролирует санитарное состояние канализации, источников водоснабжения, очистных сооружений, о чём говорит докладная записка отдела здравоохранения Мурманского губернского исполнительного комитета в санитарно-эпидемиологический отдел Народного комиссариата здравоохранения о санитарном состоянии в г. Мурманске- о центральном водоснабжении от 4 марта 1925 года( ГАМО. Ф.Р-91. Оп.1.Д.39.Л.86-89)

Немаловажной проблемой власти считали и чистоту улиц. Видимо, поэтому 28 сентября 1925 года вышло постановление «О введении института дворников в городе Мурманске», 2 пункт которого гласит: «Обязать каждое домоуправление, занимающее жилое помещение в 15 и более квартир, а равным образом учреждения, занимающие отдельные дома, иметь одного дворника». (ГАМО.Ф.Р-88.Оп.1.Д.107.Л.57)

Приток населения на Кольский Север требовал организации здесь учреждений не только здравоохранения, но и образования и культуры; требовались и педагогические работники. Им, как и работникам здравоохранения, приходилось нелегко. Условия проживания были невыносимыми: « Благодаря тому, что жилищные условия, особенно тех, кто проживает в учительском бараке, крайне тяжелы: малая кубатура, стеснённость, сырость, вонь от нечистот, почти постоянный угар, ибо все приготовления пищи производится в общем коридоре, который отгорожен от комнат перегородками. … За последнее время усиливается заболеваемость среди той группы учителей, которая живёт в бараке (туберкулёз и общая переутомляемость). … Окрпрос просит вынести решение о предоставлении квартир в строящемся новом доме» 17 декабря 1928 г. (ГАМО.Ф.Р-162.Оп.1.Д.134.Л.7-7)

Некоторые проблемы с трудоустройством, которое, естественно, давало средства к существованию, отдельные граждане решали в частном порядке, как, например, член РКП(б) Кильдинской ячейки рыбозверолов А.Третьяков. Он написал 28.05.21 года заявление «Уполномоченному Совета труда и обороны, Начальнику Мурманского Областного управления рыбно-зверинной промышленности товарищу Бронштейну». Странным образом в его заявлении перекликается просьба о выделении ему и его товарищам-коммунистам промышленного бота, который мог бы работать на керосине, а также о том, чтобы им дали дров («по кубической сажени на члена») и премию за выловленного зверя («в большом количестве выловленного противо других») с обоснованием этой просьбы: «…ежили вы нам дадите дрова и премию которую мы должны получить, то мы остальное население рыбозвероловов повлечём за собой, они скажут возьмёмся и мы промышлять как коммунисты и нам тоже дадут, прошу обратить особое внимание» (приложение, документ 3).

Властям, налаживая быт людей – строителей нового общества, приходилось заниматься самыми разными вопросами: «о создании парикмахерских»; «о получении книг в обмен на рыбу»; «о замене вывесок в г. Мурманске»; «об экономном расходовании канцелярской бумаги»; «о передаче гражданам здания церкви»; «о недовольстве железнодорожников жилищными условиями»; «о запрете выпаса скота в Мурманском городском саду»; «о запрете купания на Варничном ручье» и многими другими.

Заключение

        В заключение необходимо ещё раз перечислить сложности в решении социально-бытовых проблем в 20-ых годах прошлого столетия:

- неблагополучие, нищета и разруха во всех областях социальной жизни;

- отсутствие управленческих, бюрократических традиций;

- низкая квалификация советских служащих и отсутствие необходимого образования у 83 % служащих;

- Кольский край – неземледельческий регион, к тому же не имевший предприятий лёгкой промышленности.

Хочется отметить, что, приступая к работе, мы и предположить не могли, с какими чудовищными сложностями сталкивалось в 20-ые годы прошлого столетия население процветающего сегодня города. Эта работа вызвала у нас большой интерес и, безусловно, обогатила, дала новые, порой совершенно неожиданные факты и знания, связанные с историей нашего города.

              

Список источников и литературы:

1.     Мурманск: начало пути. 1916-1940гг.: сборник документов: к 100-летию со дня основания города Мурманска / Ком. По развитию информ. Технологий и связи Мурм. обл., Гос. обл. казён. Учреждение «Гос.арх.Мурм.обл.»; (сост.: С.А.Заборщикова и др.; редкол.: Н.А.Пыхтина и др.). – Мурманск : ООО «Тореал», 2016. – 402с.: ил.

2.     Интернет-ресурсы:

А) http://ru.wikipedia.org

Б) murmanland.ru

3. Архивные документы.

Приложение (документ 1)

Приложение (документ 2)

Приложение (документ 3)

                                                                

Опубликовано: 26 Апреля 2017
AA