Министерство цифрового развития

Первые шаги к ликвидации неграмотности жителей Терского берега Мурманской области

Автор: Хабибуллина Дарья Игоревна (15 лет)

Ученица 10 «А» класса МБОУ г. Апатиты «СОШ № 7»

Адрес (дом): пр. Сидоренко, д. 11, кв. 7, г. Апатиты,

Мурманская область, 184209

E-mail: khabibullina-dasha@mail.ru; контактный телефон: (815-55) 7-84-14

Адрес (школа): пр. Сидоренко, 22А, г. Апатиты,

Мурманская область, 184209

E-mail: school7-apatity@bk.ru; контактный телефон: (815-55) 7-38-72

Руководитель: Громова Юлия Борисовна,

учитель истории и обществознания МБОУ г. Апатиты «СОШ № 7»

E-mail: yula.gro2017@yandex.ru; контактный телефон: 89021393924

Консультант: Пивоварова Татьяна Викторовна,

начальник отдела научно-информационной и справочной работы

ГОКУ ГАМО в г. Кировске

Контактные телефоны: 90211327080; (815 -31) 4-38-50

Мурманская область Российская Федерация

2017 г.

Оглавление

1.   Введение

2. Борьба с неграмотностью

2.1. Трудности на пути к грамоте

2.2. Центры по организации ликбеза ………………………………………….8

2.3. Основные формы и методы обучения грамоте в селах Терского берега

Заключение

Список источников и литературы

1.     Введение

2017 год – год 100-летия Великой русской революции. Споры по поводу тех давних событий до сих пор не утихают. Можно соглашаться или не соглашаться с доводами противоборствующих сторон, но нельзя отрицать тот очевидный факт, что СССР по уровню грамотности достиг величайших успехов, хотя в начале ХХ века уровень образования только 21,2% российского населения соответствовал европейским нормам. [6]

Актуальность выбранной темы очевидна. Кажется, ликвидация неграмотности населения в нашей стране – давно забытая тема, и об этом можно бы и не говорить, но, к сожалению, в мире по данным ЮНЕСКО все еще около 760 миллионов человек неграмотных. [7] Беспокоит также и состояние грамотности в России. [2]

Почему для исследования выбран Терский берег Мурманской области? Да потому, что с ним тесно связана моя родословная. Мои предки по бабушкиной линии проживали в селах Варзуга, Кузомень, Чапома нынешнего Терского района, а сама она – Людмила Георгиевна Хабибуллина (в девичестве Канева) – родилась в деревне Сосновка Саамского района, что находился также на Терском берегу. Вот поэтому мне эта тема так близка.

Прежде чем приступить к разработке заявленной темы, был проработан материал различных изданий по данной теме и рассмотрена степень изученности вопроса. Выяснила, что в основном публикации носят общий характер, в большей степени касаются жителей больших городов, жизни коренного населения. Здесь надо отметить труды профессора, доктора исторических наук А.А. Киселева, в частности, хорошо известную книгу «Родное Заполярье» [2], где в отдельных главах освещаются преобразования в области образования. В 2001 г. вышла в свет книга «Очерки истории народного образования Кольского края» [3], в которой впервые дано целостное изложение истории народного образования в Мурманской области. В том же году выпущено справочное издание – «Педагогическая энциклопедия». [3] Обращает внимание статья Н.П. Овчинниковой, в которой автор раскрывает особенности процесса ликвидации неграмотности в северных районах страны. Анализ опубликованных трудов дает представление о состоянии дел по ликвидации неграмотности, но не хватает, на мой взгляд, фактического материала, в частности, о селах Сосновка и Поной. Наполнить работу конкретикой, по моему мнению, должны помочь архивные документы.

Объект исследования: особенности работы по ликвидации неграмотности населения сел Терского берега. Главная цель исследования: на основе архивных материалов и статистических данных показать практическое осуществление ликвидации неграмотности жителей Терского берега в 1920-е г.

Исходя из цели, в ходе работы решались такие задачи:

- выявление архивных документов по рассматриваемой теме и освоение методики работы с ними;

- выяснение основных трудностей в борьбе за грамотность и методов их преодоления;

- определение типов учреждений, участвовавших в ликвидации неграмотности;

- рассмотрение основных форм и методов работы с неграмотным взрослым населением Терского берега.

В ходе работы были использованы следующие методы: изучение и анализ архивных документов, сравнительный анализ, систематизация и обобщение исследуемого материала.

В ходе исследования был проанализирован обширный комплекс документов (протоколы, указания, постановления, циркуляры, отчеты, выписки, статистические данные) архивных фондов исполнительного комитета Терского районного Совета депутатов трудящихся, исполкомов Чапомского, Понойского, Сосновского сельских Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов. Временные рамки исследования: 1920-е годы, когда повсеместно в России шел процесс ликвидации неграмотности.

2. Борьба с неграмотностью

2.1. Трудности на пути к грамоте

Только после победы Великой Октябрьской Социалистической революции задача ликвидации неграмотности стала решаться на государственном уровне и в масштабе всей страны. Без решения этой важной и сложной проблемы невозможно было осуществить те огромные социально-экономические преобразования, которые наметило молодое Советское государство. Ликвидация неграмотности разворачивалась в условиях Гражданской войны и иностранной военной интервенции. В 1919 г. был издан декрет Совета Народных комиссаров «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР », суть которого сводилась к обучению грамоте всего населения республики от 8 до 50 лет. Обучать грамоте должны были не только учителя, но и все, кто мог читать и писать. Устанавливались льготы для тех, работал по найму, их рабочий день сокращался на 2 часа с сохранением заработной платы. А тех, кто уклонялся от обучения грамоте, могли и наказать.

Работа по ликвидации неграмотности началась на Мурмане в 1920-е гг. [2] Условия, в которых она проходила, были очень сложными, особенно в сельской местности. Распоряжения, программы и пособия из центра не всегда доходили до места назначения или не могли применяться в полной мере в местных условиях. Не хватало помещений, учителей, учебных пособий, а потому по одному и тому же учебнику приходилось заниматься и родителям, и детям. Часто в повестку дня собраний граждан сельсоветов ставились вопросы о предоставлении помещения под школу, выделении комнат в жилых домах населения. [13] Именно так было в селе Сосновка, так как ранее там вообще не было школы. В селе Кузомень занятия школы малограмотных проходили в помещении школы семилетки с 7 до 10 часов вечера. Не хватало и педагогических кадров. В протоколах заседаний Понойского и Сосновского сельских Советов за 1924-1926 гг. часто встречается фамилия Жогиной, которая, по-видимому, в то время была единственным работником по ликвидации неграмотности в целом районе. Закончив курс обучения в одном селе, она переезжала в другое. [18] Иногда учителям школы приходилось работать также и в ликпунктах. [15]

Как явствует из архивных документов, не всегда можно было ожидать помощи из района. Один из «ликвидаторов» (так подписан отчет), после неоднократных обращений с просьбами помочь, вынужден был написать о том, что работой ликпункта никто не интересуется. [11] Или вот еще: переписка руководителя ликпункта и одного из руководителей района. Чувствуется, что человек переживает за порученное дело: «Бывают такие минуты в работе, что можно считать ненормальными» и далее продолжает: «вся беда в том, что весь период времени ликпункт не обеспечен самым нужным». [11] А в ответ ему было сказано, что хоть денег на учебные пособия по смете РИКа не выделено, но «кое- что отправляю (в накладной увидишь), то, что смог вырвать». [11] Эта ситуация показывает, что руководителям школ приходилось работать в стесненных условиях, и решать проблемы надо было самостоятельно.

Пример такой ситуации находим в отчете работы школы малограмотных в селе Кузомень Терского района. Учитель, анализируя обстановку, рассказывает, с чем он столкнулся и какие нашел решения. Первое, что он заметил, это разный уровень знаний. Поэтому разделил учащихся на группы и стал заниматься с ними по очереди. Второе – пришлось налаживать дисциплину, так как не все были уверены в том, что им надо учиться, и больше всего боялись, что над ними будут смеяться. В результате за 15 дней работы состав группы с 9 человек увеличился до 23. [11]

Серьезно затруднял процесс обучения и голод, охвативший район в 1921-1922 гг. Так, 16 декабря 1922 г. в «Полярной правде» появилась заметка: «Губоно с прискорбием сообщает о смерти учителя Кузоменской школы 1 ступени Михаила Андреевича Филянова... Ввиду нищенского состояния бюджета губоно, мы спасти его не смогли. Так погиб один из лучших и благороднейших наших работников...»

Многие люди не понимали, для чего необходимо обучаться грамоте, особенно это относилось к крестьянам. Посещение уроков забирало у людей достаточно много времени и усилий, отвлекало от занятий хозяйственной деятельностью. Были случаи, когда сельчане избегали посещения школ грамоты из опасения, что их поднимут на смех. Они не посещали ликпункты, и работа ликбезов прекращалась. После очередной проработки со стороны районной власти деятельность их восстанавливалась. [19]

Часто активисты борьбы за грамотность в клубах и избах-читальнях готовили инсценировки, высмеивающие тех, кто уклонялся от учёбы. Для таких специально проводились агитсуды, назначали штрафы или применяли другие наказания: «всех неграмотных и малограмотных в случае отказа привлечь к административной обязанности» [17], а в селе Поной было принято решение «лишать продовольственной пайки в размере 12 фунтов». [14]

В 1928 году вышло постановление о том, что молодежь, подлежащая призыву в Рабоче-крестьянскую Красную армию, обязана быть «азбучно грамотной». [11] Так получилось, что в селе Сосновка допризывники оказались неграмотными, а потому председателю сельсовета было дано предписание «обучить таковых в Понойской школе грамоты с сохранением за ними среднего заработка за счет хозяйственников, которые не создали условий для обучения». [16]

Таким образом, было достаточно много разных препятствий на пути к грамоте: от самого простого – отсутствие помещений под школу для обучения неграмотных, до – «нечем и не на чем писать».

2.2. Центры по организации ликбеза

Вся работа по ликвидации неграмотности проходила под руководством партийных и советских организаций при активном участии общественности края. Об этом свидетельствуют целый ряд телеграмм, предписаний, запросов, циркуляров. Запрашивались самые различные сведения: о количестве неграмотных, малограмотных, об обеспеченности учебниками, пособиями, дровами, об исполнении бюджета и многое другое.

Но и общественность не осталась безразличной. В 1923 г. было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность!» (ОДН) и стало самым массовым и популярным. О том, как оно работало на местах, можно узнать из документа «Всем райбазовым советам ОДН Мурманского округа». [12] Для Терского района было разработано маршрутное задание № 1, своего рода план действий: организовать 10 ячеек ОДН, привлечь в члены общества 250 человек. Силами ОДН обучить 80 человек неграмотных и 70 малограмотных. Создать: ячеек друзей ОДН – 2, в них членов 50, из друзей ОДН выделить 10культармейцев, которые должны обучить 60 человек неграмотных. Собрать средств на ликбез 1000 рублей, и каждую десятидневку в обязательном порядке рапортовать в Оргсовет ОДН о своей работе. А вот что получилось: в районе было создано 7 ячеек с общим количеством членов – 171 человек, из них юных друзей ОДН- 32. Материальная база ОДН складывалась из добровольных взносов учреждений, предприятий и тех, кто вступил в это общество. Как распределялась шкала для взимания членских взносов видно из такого документа: получающий до 50 рублей – 5 копеек, от 50 до 100 рублей – 10 копеек, от 100 до 200 рублей – 20 копеек и т.д. Вступительный взнос составлял 10 копеек, членский билет – 10 копеек. [12] А еще на местах создавались комиссии по вовлечению населения в школы малограмотных. [9] Обычно в нее входили руководители школ, политпросветработник, представители ВКП(б), комсомола, актива женщин. Работа по агитации населения к ликвидации неграмотности проводилась такими учреждениями как избы-читальни, красные уголки через беседы, красные посиделки, красные вечеринки, спектакли, громкие читки книг и газет. [8] С целью повышения грамотности населения при них были организованы кружки: естественнонаучный, газетный, здоровья, драматический и др. [9]   

В избах-читальнях, красных уголках были подписки газет, журналов, которые не только расширяли кругозор деревенского читателя, но и способствовали самообразованию. [8] Так, в журнале «Учись сам» для тех, кто самостоятельно стремился быть грамотным, была специальная рубрика, которая направляла их самообразовательный процесс. Подписных изданий было достаточно много, в соответствии с количеством населения в селах. Например, в селе Кузомень выписывали 11 газет и 17 журналов; в селе. Тетрино – 7 газет и 12 журналов. [10]

Итак, в работе по ликвидации неграмотности участвовали фактически и государственные, и общественные органы. Это было делом всего народа.

2.3. Основные формы и методы обучения грамоте в селах Терского берега

По тем источникам, которые имеются в архиве, сложно подсчитать количество неграмотных в селах Терского берега. Во-первых, люди уезжали на заработки, на сезонные работы, во-вторых, ответственные за сводки по неграмотным и малограмотным включали людей с разной возрастной планкой. Так, в докладной записке учительницы Жогиной в селе Сосновка в 1926 году взрослых неграмотных было 14 человек. [15], а в 1928 году – уже 31 человек, из них: мужчин – 10, женщин – 21, но среди них значится житель 70 лет. [21] В объяснительной записке к отчету о ликвидации неграмотности в Терском районе за 1927 г. говорится о 96 неграмотных в возрасте до 35 лет. [11]

Судя по архивным документам, можно определить, что на Терском берегу складывались такие типы школ как ликпункты, школы для малограмотных, а также проводилось индивидуально-групповое обучение. Число такого рода школ росло год от года. Так, из переписки Окрполитпросвета и Терского Райполитпросвета видно, что в 1928 г. было 3 ликпункта и 1 школа. В документе «Расчеты и объяснения по смете расходов Терского РПП на 1928-1929 годы» предлагалось открыть ликпункты в селах Чапома и Пялица, в селах Тетрино и Умба – школы малограмотных, а в Чаваньге, Варзуге, Кузреке – через групповое обучение читать, писать и считать. [8] В период сезонных работ (путина, зверобойный промысел, сенокос, выпас оленей) обучали неграмотных через сезонные ликпункты и прикрепление к неграмотным и малограмотным рыбакам ликбезработников, как было в селе Поной. [20] Кроме того, совместно с агроучастками были организованы сельскохозяйственные курсы, на которых обучались 43 человека. Работали 4 школьные передвижки, которые охватывали 6 селений. [10]

По окончании школы (например, в селе Умба) выдавали удостоверение о том, что гражданин прошел обучение в Школе грамоты, успешно закончил курс и должен быть исключен из списков неграмотных. Здесь же, на удостоверении, напечатано примечание, в котором указано, что если выпускник разучится читать и писать, то должен заново пройти курс обучения. [11] В других селах создавали комиссии при сельском Совете по проверке знаний учеников. В качестве отчетного документа для контролирующих организаций составлялся акт, в котором указывалось, сколько значилось учащихся на начало занятий, сколько убыло, сколько не выдержали испытаний, какое количество учащихся успешно закончили обучение в ликпункте. [11]

Таким образом, процесс ликвидации неграмотности на Терском берегу был представлен разными видами обучения.

Заключение

В начале 1920-х годов мурманские учителя активно включились в обучение грамоте взрослого населения. В 1922 г. была одна школа для малограмотных на Мурмане, в 1924 уже 4 школы и 14 ликпунктов, а в 1926 г. Мурманский округ по уровню грамотности занимал в европейской части РСФСР 4 место. Такой была картина в целом по Кольскому краю, но каждая ее часть имела свои особенности.

Были они и на Терском берегу. Поморское население считалось наиболее грамотным, так как уже в конце Х1Х века во многих селах существовали школы. Но все же оставалось еще много неграмотных людей.

Для обучения тех, кто постоянно проживал на месте, использовались ликпункты и школы малограмотных, а для тех, чья трудовая жизнь состояла из длительных сезонных работ – путина в весенний и осенний периоды, зверобойный промысел зимой, сенокос летом и пастьба оленей круглый год – занятия проводили по индивидуально-групповой форме.

Несмотря на все трудности, ликвидация неграмотности среди взрослых к концу 1920-х годов все больше набирала темпы и была довольно успешной.

Практическая значимость данного исследования состоит в том, что этот материал можно использовать на уроках истории при изучении тем, связанных с социальными преобразованиями в нашем крае в 1920-е г., при проведении экскурсий в школьном краеведческом музее, библиотечных и клубных краеведческих встречах.


Список источников и литературы

1.                 И.Ф. Ушаков, С.Н. Дащинский. Ловозеро. – Мурманск, 1988.

2.                 А.А. Киселев. Родное Заполярье. – Мурманск, 1975.

3.                 Дранишников В.В., Манухин В.П., Дудакова Е.Ф. Очерки истории народного образования Кольского края. – Мурманск, 2001.

4.                 Педагогическая энциклопедия Мурманской области ХХ в. История в лицах – М. НИЦ, Пазори. – 2001

5.                 В.К. Алымов. Народное образование у лопарей к 15 октябрьской годовщине. //Карело-Мурманский край. 1930. №№ 7-8.

6.                 Учебник 9 класса. АА Данилов, Л.Г. Косулина, Н.Ю. Брандт, М., Просвещение. 2014. С. 9.

Интернет ресурсы:

7.                 http://cyberleninka.ru/article/n/likvidatsiya-negramotnosti-v-severnyh-guberniyah-v-1920-e-gody-uspehi-i-trudnosti

Архивные фонды:

8.                 ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-110. Оп. 1. Д .91. Л. 6, 23, 34, 56.

9.                 ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-110. Оп. 1. Д .92. Л. 4.

10.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-110. Оп. 1. Д .93. Л. 39, 161.

11.                             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-110. Оп. 1. Д . 94. Л. 4, 18об., 20, 32, 39, 50, 67.

12.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-136. Оп. 1. Д .15. Л. 1, 16, 17.

13.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д . 1. Л. 29.

14.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д . 2. Л. 25.

15.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д . 3. Л. 55.

16.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д .13. Л. 68.

17.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д .15. Л. 14.

18.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-273. Оп. 1. Д . 9. Л. 5.

19.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-273. Оп. 1. Д . 84. Л. 11.

20.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д . 2. Л. 10.

21.             ГОКУ ГАМО в г. Кировске. Ф. Р-272. Оп. 1. Д .11. Л. 16, 17.

Опубликовано: 26 Апреля 2017
AA