Министерство цифрового развития

     МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

г. Мурманска «Лицей № 2»

Малышева Алина Дмитриевна, 16 лет, 10 класс

История заповедника «Семь островов» по документам Государственного архива Мурманской области

Руководитель: Абросимова Татьяна Владимировна, учитель биологии

                  

Адрес проживания автора:

183017, г. Мурманск, ул. Сафонова, д. 12, кв. 61

Адрес учебы автора:

183018, г. Мурманск, ул. Самойловой, д. 2.

       Контактный телефон автора:

                                               +7 911 325 36 78

Электронная почта и контактный телефон руководителя:

Tavlad51@yandex.ru +7 911 319 22 28                      

                                  

Оглавление

1.     Введение……………………………………………………….……….. 3

2.     Первый заполярный заповедник …………………………….……….. 4

2.1.          Создание заповедника…………………………………….………….4

2.2.          Начало работы заповедника…………………………………………5

2.3.          Птичьи «базары»……………………………………….……………..7

2.4.          Гага……………………………………………………….……………8

2.5.          Работа заповедника……………………………………….……….….8

2.6.          Природа островов……………………………………………………10

3.     Заключение……………………………………………………..…….….11

Список литературы и источников…………………………………………12

1. Введение

Тема моей работы выбрана не случайно. 5 января 2016 года Президент России Владимир Путин подписал указ, в соответствии с которым 2017 год в России объявлен годом экологии. Цель этого решения — привлечь внимание к проблемным вопросам, существующим в экологической сфере, и улучшить состояние экологической безопасности страны. Предстоящие мероприятия должны привести к оздоровлению конкретно обозначенных территорий. Важным результатом должно стать изменение отношения граждан к проблемам природы и экологии на более сознательное и ответственное.

Я живу в городе Мурманске и, поскольку Мурманская область находится на Крайнем Севере, ее экосистемы отличаются относительно бедным биологическим разнообразием. Суровый климат сформировал уникальный состав животного и растительного мира, многие из которых обитают только в нашем регионе и занесены в Красную книгу.

Разговаривая с детьми разных возрастов, которые являются учащимися моего лицея, я поняла, что далеко не все знают, какую ценность для России и в том числе для Мурманской области имеют особо охраняемые природные территории, насколько важно для людей сохранять и приумножать все то, что дано нам природой Севера. Ведь как раз заповедники выполняют задачи по охране природных территорий, предусматривающие сохранение биологического разнообразия и поддержание в естественном состоянии охраняемых природных комплексов и объектов.

Мы знаем, что в нашем крае имеются 3 заповедника: Кандалакшский государственный заповедник, Лапландский и Государственный природный заповедник «Пасвик». Но не все знают, что в Мурманской области был еще один заповедник под названием «Семь островов».

Цель написания работы - проследить историю заповедника «Семь островов» по архивным документам Государственного архива Мурманской области и понять, почему государство пришло к выводу о его закрытии.

         Методы исследования:

1. Просмотр, изучение, анализ краеведческой литературы и научно-исследовательских работ сотрудников Кандалакшского государственного и заповедника «Семь островов»;

2. Изучение архивных документов.

        

                                 2. Первый заполярный заповедник

                                     2.1. Создание заповедника

        Заповедные «Семь островов» находились у восточного побережья Баренцева моря, в 230 км от Мурманска. Название заповедника было дано по числу островов, которые были заповеданы с 1938 г.

          Основная группа состоит из пяти островов, которые отделены от материка проливом: Харлова, Большого и Малого Зеленцов, Вешняка и Кувшина, а два Лицких острова (Большой и Малый) лежат отдельно, в 8 км к юго-востоку. Острова первой группы каменисты, с крутыми берегами, безлесны и пустынны. Самые значительные — Харлов и Вешняк.

     В 1929 г. на о. Харлове, побывал советский эколог, зоолог, профессор Формозов А.Н., ему же принадлежала первая мысль об организации здесь заповедника. В 1932 г. непродолжительное время на о. Харлове пробыл и проработал орнитолог и писатель-натуралист Е.П. Спангенберг. А в 1935 г. на о. Харлов прибыла экспедиция Ленинградского университета под руководством Л. О. Белопольского. Осенью этого же года им была подана в Комитет по заповедникам при Президиуме ВЦИК РСФСР докладная записка об организации заповедника «Семь островов».  В 1936 г. Л.О. Белопольский сделал доклад о своем проекте на заседании президиума Комитета, где этот проект был принят. Но прошло еще много времени, пока идея заповедника была осуществлена.

В 1937 г. орнитологическая секция Всероссийского общества охраны природы и Зоологический музей Московского университета направили на о. Харлов друзей-однокурсников Московского университета Ю.М. Кафтановского и В.М. Модестова для сбора дополнительных аргументов в пользу создания заповедника на Семи островах.        Ю.М.  Кафтановский    занялся  исследованием биологии чистиковых птиц, а В.М. Модестов – явлением колониального гнездования, ярко выраженного у морских птиц. В результате этой производственной практики был окончательно решен вопрос об организации заповедника «Семь островов».

     Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 мая 1938 г. все семь островов были объявлены заповедником общегосударственного значения для «охраны и изучения ценных в промысловом отношении птиц (гаги, кайры и др.)».

       Название «Семь островов», по-видимому, очень давнее и, по всей вероятности, заимствовано русскими у древнейших обитателей Кольского полуострова. Саамский погост, во владения которого входили все острова и прилегающая часть материка, назывался «Семиостровским». В середине XIX века это был один из крупнейших погостов на полуострове. Летнее становище его находилось на правом берегу р. Харловки, при впадении ее в море.

О «Семи островах» упоминали даже спутники В.Баренца, проходившие здесь на шлюпках 24 августа 1597 г.

                              2.2. Начало работы Заповедника

Согласно приказу Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦИК от 23 мая 1938 г. №79 к обязанностям директора приступил Л.О. Белопольский[1]. По акту от 14 июня 1938 г. директор заповедника принял «территорию Государственного заповедника по гаге и птичьим базарам[2], состоящую из следующих островов: Харлов, Большой и Малый Зеленцы, Вешняк, Кувшин, Большой и Малый Лицкие»[3].

Организованный заповедник являлся самым северным в мире заповедником[4]. Охраняемыми объектами являлись птицы. Все участки заповедника находились далеко за пределами Полярного круга, подвергались действиям полярного дня летом и полярной ночи зимой, находились под непосредственным воздействием моря и его теплого течения – Гольфстрима. Арктические условия отражались на природе заповедника, ее богатой и разнообразной фауне.

Заповедник начал работу в трудных условиях. Директор занимался не только вопросами охраны территории заповедника, но и обеспечения работников необходимым снаряжением, инвентарем и продуктами питания. Одними из первых покупок были 2 шлюпки и бот «Ячея», который был переименован в бот «Гага»[5].

В 1938 г. в штате заповедника числились только 1 научный сотрудник и 2 наблюдателя[6].

На островах не было никаких построек. Жить приходилось в палатках. Первый жилой дом был построен на о. Харлове только осенью 1939 года[7]. К этому времени заповедник располагал уже двумя моторно-парусными ботами «Гага» и «Глетчер», четырьмя шлюпками, а также разнообразным экспедиционным снаряжением и научным оборудованием. Ежегодно в исследовательских работах участвовали на договорных условиях сотрудники разных научных учреждений, студенты и аспиранты ведущих вузов страны.

Несмотря на незначительные средства, коллектив заповедника справлялся со своими задачами. Ряд научных приборов, оружие, аппаратура, хозяйственное оборудование и транспортные средства, приобретенные заповедником, обеспечили научную работу и охрану островов.

В своих статьях Л.О. Белопольский писал об энтузиазме сотрудников заповедника, который не смогли «уменьшить ни суровые условия Севера, ни тяжелые условия жизни». Солидный план научно-исследовательских работ в 1939 г. был перевыполнен: вместо семи работ разработали четырнадцать. Эта работа отражена в 1-ом томе трудов заповедника. Заповедник смог «сделать кинофильм о заповеднике, в котором показаны пернатые жители семи островов и отдельные процессы научной работы». В 1940 г. заповедник готовился к показу своих работ на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке[8].

В 1941 г. были изданы первые научные труды Государственного заповедника «Семь островов». Статья Е. П. Спангенберга ярко показывает, что до организации заповедника существованию птичьих колоний на Семи островах угрожала реальная опасность. Статья В. С. Успенского описывает фауну птиц к моменту организации заповедника. Дополнением к этим статьям служит очерк зимней авифауны заповедника, составленный Ю.М. Кафтановским. Остальные статьи содержат в себе результаты научных работ по изучению отдельных форм позвоночных, встречающихся в заповеднике: чистиков (статья Ю. М. Кафтановского) и тевяка (две статьи Л.О. Белопольского), редкого в СССР вида тюленей, щенные залежки которого были обнаружены в заповеднике.

          С началом Великой Отечественной войны заповедник «Семь островов» оказался непосредственно в полосе боевых действий. Тем не менее, в 1941 и 1942 гг. он функционировал, хотя объем работы был резко сокращен. Осенью 1943 г. решением Главного управления по заповедникам СНК РСФСР заповедник был законсервирован[9]. Деятельность заповедника была восстановлена в январе 1946 г. По воспоминаниям директора заповедника за годы консервации численность птиц в заповеднике резко сократилась, большая часть снаряжения и оборудования погибла, сохранились только дом на острове Харлове и избушки на островах Вешняке и Большом Лицком. Л.О. Белопольский немедленно принялся за восстановление материальной базы заповедника и возобновление научной работы. Кроме того, он поднял вопрос о присоединении к заповеднику Айновых островов, расположенных к западу от Рыбачьего полуострова, и об организации филиала заповедника на Новой Земле. Айновские острова представляли собой очень удобные места для разведения гаги и по своей величине являлись громадной ценностью по эксплуатации их в качестве сбора пуха гаги. Постановлением Совета Министров РСФСР от 19 февраля 1947 г. №128 «Об увеличении территории государственного заповедника «Семь островов» в Мурманской области» Айновские острова были присоединены к заповеднику. В 1948 г. был образован Новоземельский филиал заповедника «Семь островов». Приказом Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР от 25 июня 1948 г. №101 заведующим филиалом был назначен Успенский С.М.[10]

2.3. Птичьи «базары»

          Заповедник «Семь островов» - это особый мир птиц, тундровой растительности, суровых скал и безграничного морского простора. Десятки тысяч птиц гнездятся на скалах. Такие скопления птиц на гнездовье образно называются «птичьими базарами».

         Впервые живописно описал птичьи базары, обнаруженные на о. Харлов, А.С. Филиппов в своем труде «Птичьи базары» в 1933 г.[11] Базары имели свои названия: Аксютинский (гнездились преимущественно сизые чайки), Леонтьевский (кайры и чайки). Небольшие базары считались безымянными, в них гнездились, в основном, гагарка и чистики.

          Базары островов оживали ранней весной. Птицы появлялись на них в апреле и начале мая, задолго до начала гнездования.

          Массовая откладка яиц у базарных птиц происходила во второй половине мая и начале июня, а птенцы выводились и подрастали в течение июня и июля.

         Местное население с 15 мая по 15 июня занималось сбором яиц для сбыта организациям. Так, «в 1933 г. было сдано: для Сельпо - 12020 штук, Ленпушнины – 4000 штук, Охотсоюза – 4000 штук», местное население для себя – 10000 штук[12]. За штуку была установлена цена 30 копеек. Во время сбора яиц птицы иногда подвергались уничтожению, что «губительно сказывалось на жизни базара», тем более гибли не только взрослые птицы, но и их птенцы.

         Обитали на островах и так называемые природные враги, которые тоже уничтожали не только яйца и цыплят, но и взрослых птиц: поморник, вороны, клуши, выдры, лисы. Поэтому ценные породы птиц нуждались в особой охране.

2.4. Гага

          Изначально заповедник был создан для охраны птиц, прежде всего гаги – крупной северной морской утки. Гага издавна славилась пухом, которым она утепляет свое гнездо. За счет особого строения пушинок гагачий пух является одним из лучших в мире естественных утеплителей. Дореволюционная Россия была известна как крупный экспортер гагачьего пуха на протяжении нескольких веков. Но все это время сбор пуха производился во время массовой кладки яиц, кроме того собирали и яйца гаги, а нередко убивали и самих птиц. Из-за такой хищнической организации промысла уже к середине XVIII века численность гаги на Баренцевом и Белом морях начала сокращаться.

          В заповеднике на основе научных исследований и экспериментальных работ были разработаны сроки и нормы сбора пуха, выработаны меры борьбы с врагами гаги и проведены другие более сложные биотехнические мероприятия, направленные к увеличению количества гаги и к ее приручению. В 1939 г. впервые в условиях Севера  прове­ли инкубацию гагачьих яиц[13]. Инкубаторий устроили в специально построенной избушке на о. Харлово, здесь впервые в мире вывели 44 гагачонка[14]. Уже в 1941 г. искусственная инкубация яиц дала 97,0% выхода птенцов от числа заложенных в инкубатор яиц и снижение смертности молодняка гаги до 3%.

          В Трудах заповедника отмечалось, что работа заповедника «Семь островов» показала, что даже при проведении одних только охранных мероприятий возможен значительный рост поголовья гнездящейся гаги. Летом 1938 г. при обследовании заповедных островов было учтено всего около 600 гнезд гаги, а в 1940 г. их число достигло уже 1550 шт. Ежегодно количество наседок увеличивалось здесь почти на 60%.

                                            2.5. Работа Заповедника

          В заповеднике много внимания уделялось кольцеванию птиц. В 1948 г. по числу окольцованных птиц заповедник «Семь островов» вышел на первое место среди заповедников Советского Союза, окольцевав более 17 тыс. птиц, относящихся к 20 различным видам. В результате этой работы были выяснены пути миграции многих видов авифауны. Благодаря кольцеванию также удалось выяснить продолжительность полового созревания многих видов птиц[15].

Самый горячий период работы для сотрудников заповедника считались июнь-июль – время гнездования и выкармливания потомства. Надо провести полный учет гнезд на островах, окольцевать птенцов и взрослых птиц, сделать новые наблюдения, собрать гагачий пух. В полевой работе сотрудникам помогали приезжавшие на лето студенты и юннаты. Жилье и лаборатория находились в доме на берегу острова Харлов. Отсюда выезжали на другие острова на большой моторной лодке.

Кроме того, работниками заповедника проводилась работа, имевшая особое значение для развития рыболовства. Например, проведенные исследования по установлению зависимости распределения морских птиц от местонахождения косяков сельди, позволили «использовать поведение птиц в качестве индикатора при дрифтерном лове»[16]. Работа проводилась по договору и на средства треста «Мурманрыба». Итоги проведенных исследований представлены в научно-исследовательских трудах сотрудника заповедника Колова Н.Г. «Опыт использования птиц как показателей сельди в открытом море»[17] и Л.О. Белопольского «Альбом-определитель птиц Баренцева моря».

Всего за 1938-1950 гг. заповедником «Семь островов» оформлено 64 научных труда общим объемом 185,9 авт. листов[18]. Научно-исследовательская работа заповедника имела, в основном, орнитологическое направление. Исследования были направлены на комплексное изучение особенностей биологии гаги: её экологии, питания, сезонных изменений веса, роста и развития птенцов, условий зимовки, состояния охраны птиц. Ежегодно пополнялись книги Летописи природы, в которых концентрировались результаты наблюдений за природными процессами и явлениями на территории заповедника.

         Такие участки заповедника как «Семь островов», «Айновы острова» являлись ключевыми орнитологическими территориями международного значения.

         Однако, несмотря на достигнутые успехи, согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 10 сентября 1951 г. № 1085 «О ликвидации Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР и об упразднении отдельных заповедников» и постановлению Мурманского облисполкома от 4 октября 1951 г. № 27 заповедник «Семь островов» был упразднен[19]. Его основная часть, в том числе Гавриловский архипелаг и филиал «Айновы острова» общей площадью 3,3 тыс. га были переданы в состав Кандалакшского заповедника. Новоземельский филиал площадью 4,5 тыс. га в 1951 г. потерял свой заповедный статус.

                                             2.6. Природа островов

         В ходе изучения архивных документов о жизни заповедника особый интерес у меня вызывали описания сезонных изменений в природе островов Баренцева моря.       

          В мае и первой половине июня острова имели еще довольно унылый вид: серый камень перемежается с однообразно бурой тундрой. Лишь со второй половины июня южные склоны покрывались зеленью разных оттенков. Конец июня и июль — это пора цветения многих тундровых растений, А в августе и сентябре созревали ягоды морошки, брусники и непривлекательные для человека, но излюбленные птицами ягоды вороники и шведского дерена.
          В конце июля и в августе птицы покидали острова, и те постепенно пустели. К сентябрю большинство птиц откочевывали на запад или улетали на юг. В районе заповедной территории оставались на зимовку ауллейки, чистики, морские песочники. Они держались вдоль побережья материка, острова зимой бывают совершенно пустынными. Осенью и зимой в некоторых губах побережья можно было видеть сотенные стаи гаг. Большая часть гаг откочевывала дальше на запад, некоторые достигали побережий Скандинавии.
          В сентябре тундра островов расцвечивалась яркими красками. Багряные и лиловатые тона альпийской толокнянки, желтые кустики карликовой березки, темная зелень вороники и светлые, еще зеленые пятна некоторых трав, ярко-красные ягоды шведского дерена и участки сизых и светло-серых лишайников создавали роскошный осенний ковер. В конце сентября или в октябре этот пестрый ковер покрывался снегом; вскоре наступала зима с частыми штормами, вьюгами, полярной ночью.
                                     

3.     Заключение

Постановление Совета Министров РСФСР от 10 сентября 1951 г. об упразднении отдельных заповедников издано на основании постановления Совета Министров СССР № 3192 «О заповедниках». В нем отмечалось, что в ряде районов необоснованно разрослась сеть заповедников по охране природы. Площади заповедников чрезмерно велики, а их леса, полезные ископаемые, сельскохозяйственные и водные угодья не используются, лесное хозяйство в заповедниках хромает. Научно-исследовательская работа в большинстве государственных заповедников ведется в отрыве от практических интересов народного хозяйства. Согласно данному документу, из 128 заповедников СССР 88 были закрыты как ненужные народному хозяйству.

Изучив работы сотрудников Кандалакшского заповедника за период после 1951 г., я пришла к отрадному выводу, что труд сотрудников заповедника «Семь островов», не остался незамеченным, не канул в прошлое. На основе научных исследований 1930-1950-х годов разрабатывали свои труды сотрудники Кандалакшского заповедника, в частности, например, об экологии гаги. Несмотря на то, что решено было ликвидировать заповедник «Семь островов», фактически он продолжал функционировать. Только уже в составе Кандалакшского заповедника.

Созданное в 1955 г. Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР совместно с Академией наук СССР развернули активную работу по восстановлению необоснованно ликвидированных заповедников и организации охотничьих заказников. Закон об охране природы в РСФСР (1960 г.) четко определил заповедники как территории, навечно изъятые из хозяйственного использования в научно-исследовательских и культурно-просветительных целях. Это же было подтверждено Основами земельного законодательства СССР и союзных республик (1958 г.). Прекратилась практика ликвидации заповедников. После 1961 г. такие факты стали исключительно редки.

Государственные природные заповедники являются особо охраняемыми природными территориями. В настоящее время очень много внимания уделяется вопросам экологии, в том числе экологическому образованию. Это является залогом успешного развития не только охраняемых территорий, а и сохранения окружающей среды в целом.

Список литературы и источников:

1.     ГОКУ «Государственный архив Мурманской области», Фонд Р-517 «Государственный заповедник «Семь островов»

2.     Статья Т.В. Кошкиной[20] в кн. "Охрана природы". М., "Просвещение", 1966

3.     Труды государственного заповедника «Семь островов». Выпуск 1 // СНК РСФСР. Главное управление по заповедникам, зоопаркам и зоосадам. Москва. 1941. Фрагменты

4.     Статья В.В. Бианки «Краткая история орнитологических исследований и состояние охраны птиц на Белом море» в Русском орнитологическом журнале, 2010, том 19

5.     Л.О. Белопольский «Заповедник «Семь островов» // Заповедники СССР. Т. 1. М., 1951. С. 29-50

6.     В.В. Бианки «Первопроходцы Кандалакшского заповедника // «Русский орнитологический журнал», Экспресс-выпуск № 41. Санкт-Петербург. 1998




[1] Ф.Р-517, оп.1, д.1, л.2


[2] Название заповедника «Семь островов» имеется на бланке документа заповедника об образце подписи директора Белопольского для расчетов по бюджетному счету от 7 июня 1938 г. (Ф.Р-517, оп.1, д.20, л.1).   


[3] Ф.Р-517, оп.1, д.1, л.6


[4] Ф.Р-517, оп.2, д.49, л.1


[5] Ф.Р-517, оп.1, д.1, лл. 9, 13.


[6] Ф.Р-517, оп.1, д.1, лл.2,3


[7] Ф. Р-517, оп.1, д..5, л.63


[8] Ф.Р-517, оп.1, д.4а, л. 8а; статья опубликована в газете «Труд», 11 апреля 1940 г. №84.


[9] Ф.Р-517, оп.1, д.19, л.51об.


[10] Ф.Р-517, оп.1, д.3, л.37


[11] Ф.Р-517, оп. 2, д.1


[12] Ф.Р-517, оп. 2, д.1, л.2


[13] Ф Р-517, оп.1, д.4а, лл.4, 5


[14] Ф.Р-517, оп.1, д.4а, л.7


[15] Ф.Р-517, оп.2, д.49, л. 19


[16] Ф.Р-517, оп. 2, д.14, л.1


[17] Ф.Р-517, оп 2, д.14


[18] Ф.Р-517,оп.2, д.56


[19] Ф.Р-405, оп.1, д.1052, л.74


[20] Татьяна Васильевна Кошкина - научный сотрудник Кандалакшского заповедника с 1951 по 1960 г.



Опубликовано: 26 Апреля 2017
AA