Министерство цифрового развития

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение г.Мурманска «Лицей №2»

V Всероссийский конкурс юношеских учебно-исследовательских работ Российского общества историков архивистов «ЮНЫЙ АРХИВИСТ»

Коми-ижемцы на Кольском Севере


автор: Кришталь Иван Викторович 10 класс
адрес места учёбы:

183038 г.Мурманск, ул. Самойловой, д.2

адрес проживания:

183071 г.Мурманск, проезд Связи, д.18, кв.2

контактный.тел.: (908) 607-68-76

e-mail: elena-krishtal@rambler.ru

Научные руководители:                

Суткайтис Владимир Кестутович,

учитель истории и обществознания  

адрес места работы:

183038 г.Мурманск, ул. Самойловой, д.2

контактный.тел.: (953)301-54-98

e-mail: madlit76@mail.ru

Кришталь Елена Николаевна,  

учитель математики

адрес места работы:

183038 г.Мурманск, ул. Самойловой, д.2

контактный.тел.: (908) 607 68 72

e-mail: elena-krishtal@rambler.ru

г. Мурманск 2017

Оглавление

Введение

Глава 1 Приход коми-ижемцев на Кольский полуостров

Глава 2 Влияние коми-ижемцев на изменения в жизни лопарей

Заключение

Список литературы

Приложение5


Коми-ижемцы на Кольском Севере

Введение

Говоря о северных народностях на Кольском Севере, как правило, говорят о саамах, что не совсем точно. Одним из северных народов являются и коми, которые проживают на Кольском полуострове с конца XIX века.

Вопросы взаимоотношений между людьми разных национальностей очень актуальны, они возникают постоянно, наглядным примером чего являются взаимоотношения между двумя северными народностями — саамами и коми-ижемцами в период конец XIX — начало XX века на примере жителей села Ловозеро.

Цель: выявить факторы, оказывавшие влияние на взаимоотношения между коми-ижемцами и саамами в начале XX века и в более позднее время.

Задачи:

-         рассмотреть взаимоотношения между саамами и коми на Кольском полуострове;

-         определить характер этих взаимоотношений на примере жителей села Ловозеро;

-         изучить факторы, влияющие на взаимоотношения саамов и коми-ижемцев.

Объект исследования – коми-ижемцы на Кольском Севере.

Предметом исследования являются межнациональные взаимоотношения на Кольском полуострове между местным населением и «пришлыми» людьми — коми-ижемцами.

Методы исследования:

-         анализ и синтез;

-         интервьюирование местного населения;

-         математические методы визуализации данных.

Практическое применение: презентацию и материал можно использовать на уроках по курсу «Краеведения» в девятых классах и на классных часах.

При создании моей работы я столкнулся с некоторыми проблемами:

-         анализируя литературу по теме, я выяснил, что литературы, посвященной появлению коми-ижемцев на Кольском полуострове не так много (в основном это работы А.А.Киселёва и И.Ф.Ушакова);

-         архив Ловозерского района был создан только в 1996 году. Документы прежних лет разрозненно хранятся в Государственном архиве Мурманской области (1864 - 1916 годы) и Кировском отделении Государственного архива Мурманской области (с 1930 года); многие документы утрачены, о чём свидетельствуют отказы в запросах.

Глава 1

Приход коми-ижемцев на Кольский полуостров

Жил когда–то в суровых краях загадочный народ саамов в оленьих одеяниях, танцующих под удары бубна, врачующих заговорами и говорящих с мертвецами и ветрами. Предположительно, предки кольских саамов, пришли на территорию Кольского полуострова в I тысячелетии до новой эры.

Кроме саамов и поморов, на Кольском полуострове есть ненцы и коми-ижемцы. Последние попали на Кольский полуостров из Печорского уезда в 1880-х годах, после падежа и мора в Ижемско-Печорском крае.

Коми-ижемцы этнографическая группа народа коми. Коми («человек») — самоназвание зырян и пермяков.

«Пришлые» северяне сильно отличались от саамов — придя из более сурового климата, хотя и с юга, они более склонны к «цивилизации». Если саамы — это нация «экстремалов-одиночек» [16,с.344], то ненцы и коми более склонны «управлять» природой, нежели «жить в ней». Например, если саамы использовали вольный выпас оленей, а в качестве передвижения брали всего одного, то упряжки юго-восточных соседей из четырех оленей уже куда более грузоподъемны, требуют большей работы по дрессировке животных и другой подход к выпасу.

Коми-ижемцы, выходцы из Печорского уезда с большими стадами оленей пришли на Кольский полуостров в 1887 году. Покинуть родные края их заставил массовый падеж скота.

Зимой 1886–1887 коми-ижемцы добрались до древнего саамского погоста Ловозеро. Найдя, что Ловозерские тундры самые лучшие места для разведения оленей, решили отстоять их за собой.

Ижемцы не имели юридических оснований для поселения в пре­делах Кольского уезда — ни разрешения властей на переселение, ни увольнения из своего общества, ни согласия лопарей на прием в их погосты. Владельцы огромных стад не жалели денег на подкуп долж­ностных лиц и спаивание саамов, чтобы добиться приговора сель­ских сходов на прием в члены их общества. Лишь 6 декабря 1896 года губернское начальство приняло решение оставить ижемцев «на казенных землях» Коль­ского уезда, но лопари не возражали против принятия только трех семей. Остальные пришельцы продолжали жить в Лапландии на положении «приживы» — нечленов общества.[19, с.67]

Ловозерский погост — стационарное сезонное поселение саамов, как и все остальные погосты Русской Лап­ландии, был немноголюден; за 17 лет до прибытия ижемцев, в 1871 г. в нем насчитывалось всего 112 жителей [1].

В 1898 г. в Ловозере проживало 121 коми (69 мужчин и 52 женщины) [2]. В 1901 году их было уже 151 человек (87 мужчин и 64 женщины) [3], а в 1902 — 206 человек (110 мужчин и 96 женщины) [4].

К этому времени на Кольский полуостров стали прибывать новые, но пока еще единичные переселенцы из бассейна Печоры. Очевидно, прирост численности Кольских коми можно отнести за счет естественного прироста.

Сводка о численности населения на 1 января 1934 года по Ловозерскому району отмечает, что в это время там проживало 764 человека (48%), а по состоянию на 1 мая 1938 года ижемцев было уже 964 человека (80%).

По данным переписи населения 1979 года в Мурманской области проживало 2007 человек коми[22, с.160]. А по итогам переписи 2002 года численность коми выросла до 2177 человек (коми-ижемцев— 1128). Затем начался спад численности, и к 2010 году количество коми в Мурманской области составило 1649 человек (коми-ижемцев— 472 человека.) [26] В диаграмме «Численность коми-ижемцев в 1898 — 2010 годах» (приложение 1) показана динамика прироста коми-ижемцев в Ловозерском погосте.

Кроме заселения левого берега Вирмы, коми-ижемцы осваивали и другие территории. Так, отец и сын Артиевы основали деревню Ивановка. В 1924 году вырос посёлок Красная Щелья (ныне Краснощелье), а в 1925 году — Каневка.

Глава 2

Влияние коми-ижемцев на изменения в жизни лопарей

Отношения между двумя северными народами на рубеже XIX — XX веков были напряжёнными. Обуславливалось это настороженным отношением местного населения к «пришлым». Саамы боялись, что коми будут занимать их пастбища, вытаптывать ягель, забирать их оленей. Были опасения в том, что пришедшие с большой земли семьи вытеснят местное население, уничтожат основное занятие саамов — оленеводство.

Но, вопреки опасениям, оленеводство на Кольском полуострове с приходом ижемцев в упадок не пришло, оно с каждым годом все более процветало. Анализируя материалы Государственного архива Мурманской области, о количестве оленей в Ловозерском погосте Кольско-Лопарской волости в различные годы, сделал ряд выводов: во-первых, преобладание поголовья оленей у коми над саамами; во-вторых, существенное увеличение количества саамских оленей в период с 1872 по 1902 годы. Как показывают архивные документы, число оленей у саамов за 30 лет увеличилось более чем в 4 раза. Согласно сводке распределения оленьего поголовья по национальному составу, в 1930 году ижемцы имели 16331 оленя, в 1932 году их поголовье увеличилось до 17875, а в 1932 году их поголовье снизилось до 15649, у саамов же количество оленей было соответственно 11374, 10765 и 9144 голов. (Снижение поголовья оленьего стада, видимо, связано с наступлением коллективизации. В эти годы многие жители Ловозера стали вступать в колхоз, отдавая туда и личных оленей.)

Этот факт хорошо просматривается в диаграмме (приложение 2) «Изменение количества оленей у коренного населения и коми-ижемцев».

Саамы жили на правом берегу реки  Вирмы. Их постоянным жилищем в зимний период были вежи (шалаш из жердей, на которые клали прутья и сплетения из корней, а затем — дёрн). Коми-ижемцы построили в Ловозере на левом берегу просторные дома с надворными постройками: амбарами, сараями, банями. Иван Терентьев построил небольшой замшевый завод и открыл торговлю необходимыми товарами.

Большинство семей коми жили в избах русского северного типа, иногда двухэтажных, имели бани и скотные дворы с полом и водогрейкой, держали скот (овец и коров), возделывали огороды, выращивали картофель, репу, турнепс. В это же время саамы Кольского полуострова держали оленей исключительно для транспортных нужд. Потребности в шкурах и пропитании удовлетворялись охотой на диких животных и озёрным ловом.

Видя необыкновенный прирост в стадах коми, саамы также стали переходить на их метод пастьбы оленей — стали охранять свои стада, устраивать загоны, переходить к торгово-предпринимательскому скотоводству, оседлому образу жизни. Авторитет коми-ижемцев, основанный на трудолюбии и предприимчивости, все же заставил жителей Ловозерья признать законность их проживания на Кольском земле. Укрепил позиции коми и случай, происшедший в 1896, когда в Ловозере дотла сгоревшую Богоявленскую церковь за свой счет взялись восстановить Поликарп Рочев и Иван Терентьев. Рочев пожертвовал 630 руб. (стоимость 100 оленей) на сооружение церкви и ее украшение, Иван Терентьев заготовил 409 бревен и поставил просторный дом для училища[19, с.73].

Коми были грамотнее своих соседей по тундре, саамов и ненцев: в 1927 году их грамотность составляла 45%, тогда как у ненцев она не превышала 29%, а у саамов всего 3%. [18, с.36]

В таблицах 2 — 3 отражены сведения, показывающие уровень занятости детей школьного возраста в образовании.

Таблица 2

Ведомость о числе школ и учащихся в них в 1898 году [2, л.19а]


Кол-во

Мужской пол

Женский пол

ВСЕГО

Церковно-приходских школ

6

77

30

107

Школ грамотности

2

10

10


Таблица 3

Сведения о числе мальчиков и девочек школьного возраста в 1902 году в Ловозерском погосте [4, л.17]


6 - 8 лет

8 - 11 лет

ВСЕГО

Мужской пол

Женский пол

всего

Мужской пол

Женский пол

всего

4

3

7

5

3

8

15


В Причте Ловозерского прихода Александровского уезда Архангельской епархии № 81 от 27 июня 1902 года в Кольско-Лопарское волостное правление сказано: «... в Ловозерском приходе находится одна мессионерская церковноприходская школа, в которой за 1901/1902 учебный год обучалось 19 мальчиков и 3 девочки. Из них один (1) лопарский мальчик, а остальные (21) учащиеся дети приезжих в Ловозеро зырян-ижемцев.» [4, л.17об]

Также, при посещении Ловозерского территориального отдела истории, культуры и быта кольских саамов Мурманского краеведческого музея, я нашёл свидетельство, которое в 1914 году было выдано моему прадеду, Рочеву Ивану Семёновичу, о том, что он «...успешно окончил курс в Ловозерской одноклассной церковно-приходской школе...»

Список учеников Ивановской школы на 1928/29 год содержит 23 человека, из которых 17 (74%) —ижемские детей. [12, л.13-14]

Очень показательны списки жителей Кольско-Лопарской волости на получение продуктов в 1918 году, составленные Продовольственным отделом Кольско-Лопарской волостной земской управы временного (контрреволюционного) правительства Северной области. В течение 1918 года получали продукты в основном представители коренного населения (саами), и только две семьи в июне 1918 года и одна семья в июле получали указанное продовольствие[5].

Протокол заседания Ловозерской Налоговой Комиссии от 1 октября 1934 года отражает разбор кулацких и раскулаченных хозяйств Ловозерского района. В это день «признаны окончательно раскулаченными» 19 семей. Все они являются семьями коми-ижемцев. Нет ни одной семьи саамов. [12, л.13-14]

Список единоличников Ловозерского сельсовета на 1 марта 1936 года содержит 105 фамилий, из которых 96 (91,5%) ижемцы и только 2 (1,8%) — саами. [14, л.30об]

На основе данных, полученных из изученных источников, была составлена таблица, характеризующая отличия условий хозяйственной деятельности, социально-бытовых условий жизни коренного населения (саамов) и «пришлого» (коми-ижемцев).

Таблица 5

Отличия условий хозяйственной деятельности,

социально-бытовых условий жизни саамов и коми-ижемцев


саами

коми-ижемцы

Образ жизни

кочевой

оседлый

Жилище

вежи в зимний период и тупы - в летний

бревенчатые дома русского типа

Ведение хозяйства

вольный выпас оленей

круглогодовой выпас животных под присмотром специалистов-пастухов, правильный отбор и забой скота

Основные промыслы

оленеводство, рыболовство

оленеводство, рыболовство, разведение крупного рогатого скота, овцеводство, кожевенное производство, торговля

Образование

основное большинство не имеет даже начального образования

большинство имеет начальное образование, обучает детей


На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что уровень доходов, уровень жизни коми был значительно выше, чем у саамов, что свидетельствует о более эффективном способе ведения хозяйства.

Конфликтность взаимоотношений коми и саамов выразилась в существовании двух частей Ловозера — ижемской (левый берег реки Вирма) и саамской (правый берег). Острой вражды между представителями разных национальностей не было, но была явная обособленность. Люди жили на своих берегах реки, не переходя без особой надобности на противоположную сторону. Это просматривается и в воспоминаниях жителей села Ловозеро. Вот что рассказывала моя бабушка, Пешехонова (Рочева) Клавдия Ивановна ранее жительница села Ловозеро, коми: «Мы почти не общались с саамской молодёжью, не гуляли на правом берегу реки, не ходили с ними на танцы. Очень редко коми девушки знакомились с саамскими ребятами. В то же время мы устраивали народные гуляния в национальных костюмах, хотя постоянно в них не ходили». А Сытник (Рочева) Валентина Александровна — ранее жительница села Ловозеро (теперь живёт в посёлке Ревда), коми, вспоминает: «Наша жизнь и жизнь лопарей существенно отличалась. Жили на разных берегах реки. На левом (лопарском) берегу не было бревенчатых домов. Они жили в домиках «на курьих ножках» (жилище, стоящее на сваях, оберегающих дом от затопления в период дождей и таяния снега), а мы — в настоящих бревенчатых домах. Дворы у лопарей были очень неопрятными, неухоженными: не было сараев для скарба, всё валялось на земле, не было даже туалетов. Лопари занимались в основном рыболовством и охотой, оленей у них было мало, многие нанимались пастухами в колхозное стадо. Некоторые семьи были очень зажиточными — владели островами на озере Ловозере и частями берега. И сейчас один из заливов озера называется Юлинская салма (место, где ловил рыбу род Юлиных). Семьи же коми-ижемцев занимались оленеводством, у всех были огороды, где выращивалась картошка, репа, почти у всех были коровы, овцы. В детстве мы не дружили с лопарями, но и не ссорились с ними. Учились в одном классе. Как было ссориться? Но говорил каждый на своём языке, а между собой общались по-русски.» . [27]

В начале XX века Россию сотрясали такие события, как Первая мировая война, революции, интервенция, гражданская война, коллективизация. Они не могли не отразиться и на жизни маленьких, затерянных в тундре посёлков. Какое-то время саамы и коми ещё сохраняли обособленность, хотя вражды явной и острой между ними не было. В феврале 1929 года в Ловозерском загсе был зарегистрирован первый смешанный брак: 23‑летний саам женился на 18‑летней ижемке. Начавшаяся в 30-е годы коллективизация объединила саамов, коми, ненцев, русских в единые коллективные хозяйства. [23, с.12-16]

Когда стали создаваться новые органы власти (их называли тундровыми советами), коми не оставались в стороне. В первый тундровый Совет Ловозера вошли Ф.А. Рочев и М.Ф.Терентьев. Председателем Совета был избран Рочев Семён Макарович (мой прапрадед). [18, с.33]

На общем собрании граждан села Ловозеро 19 января 1930 года, на котором присутствовало 56 человек, обсуждался вопрос о создании в селе колхоза. После этого собрания была назначена учредительная комиссия по организации колхоза «Тундра». В феврале 1930 года состоялось первое собрание членов ловозерского колхоза «Тундра». В числе первых членов колхоза были засвидетельствованы 13 семей, из них 9 семей коми-ижемцев и только две саамских семьи. К концу 1930 года колхоз «Тундра» объединял уже 61 семью русских, коми, саамов, ненцев. [24, с.15]

В это время особенно ярко просматривалось взаимовлияние коми, саами и ненцев. Оленеводы стали ездить на двухполозных ненецких нартах, а не на однополозных саамских кережах, похожих на лодочку. Коми малицы, тоборки и пимы были признаны более удобными и практичными ( в отличие от саамских малиц, у этих капюшон и рукавицы были пришиты к шубе). В то же время ижемские мастерицы переняли у саамских способы украшения меховых изделий сукном и бисером. Языком межнационального общения стал русский. Многие коми изучили саамский, саамы заговорили на коми языке. Мой прадед, Рочев Иван Семёнович, бывший в 1937 — 1940 годах председателем колхоза «Тундра», свободно говорил на трёх языках — коми, русском и саамском, но родным языком всегда считал коми язык.

Заключение

В результате проведённых исследований я пришёл к следующим выводам:

1)        благодаря развитым кровнородственным и соседским связям, ижемцам удалось в значительной мере компенсировать неизбежные издержки, связанные со стихийным характером миграции. Это было отличительной чертой переселения оленеводов с Печоры на Кольский полуостров;

2)        коми изначально вели хозяйство коммерчески и на более высоком, чем саамы, культурном уровне: применяли круглогодовой выпас животных под присмотром специалистов-пастухов, производили отбор и правильный забой скота, выделывали из шкур замшу, изготовляли различные предметы одежды и обуви для продажи; коми оказали значительное влияние на культурный уровень саамов и ведение хозяйства: саамы переняли приёмы ведения хозяйства и предметы обихода, стали возделывать огороды, заниматься разведением крупного рогатого скота, овцеводством; но одновременно с этим происходит взаимообогащение культур: ижемские мастерицы стали украшать свои изделия сукном и бисером, как это всегда делали саами.

3)        личностные взаимоотношения между коми и саамами были напряжёнными, но не перерастали в крупные конфликты, что объясняется достаточным количеством ресурсов для деятельности всех народов; социально-экономические и политические процессы, прошедшие в стране в 30 — 50 годах привёли к сглаживанию конфликтов. Общая работа в колхозах и совхозах, совместное преодоление тягот кочевой жизни пастухов-оленеводов сблизили людей, научили понимать друг друга.

Список литературы

1)      ГАМО. Ф.И-52. О.1.Д.62.

2)      ГАМО. Ф.И-52. О.1.Д.195.

3)      ГАМО. Ф.И-52. О.1.Д. 203.Л.6

4)      ГАМО. Ф.И-52. О.1.Д. 209.

5)      ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 8.

6)      ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 9.

7)      ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 10.

8)      ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 11.

9)      ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 12.

10) ГАМО. Ф.Р-18. О.1. Д. 13.

11) ГОКУ ГАМО в г. Кировске Ф.Р-139. О.1. Д.3.

12) ГОКУ ГАМО в г. Кировске Ф.Р-202. О.1. Д.4.

13) ГОКУ ГАМО в г. Кировске Ф.Р-202. О.1. Д. 5.

14) ГОКУ ГАМО в г. Кировске Ф.Р-202. О.1. Д.14.

15) ГОКУ ГАМО в г. Кировске Ф.Р-202. О.1. Д.19.

16) Ушаков И.Ф. Кольская земля. Очерки истории Мурманской области в дооктябрьский период / под редакцией доктора исторических наук И.П.Шаскольского. — Мурманск: Кн. изд-во, 1972. — 672 с. Стр.344—347.

17) Киселёв А.А. Родное заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917 — 1972 г.г.) / под редакцией доктора исторических наук Ю.Н.Климова. — Мурманск: Кн. изд-во, 1974. — 512 с.

18) А.А.Киселёв. Очерки этнической истории Кольского Севера. Мурманск: МГПУ, 2009. — 145 с.

19) Ушаков И.Ф., Дащинский С.Н. Ловозеро. — Мурманск: Кн. изд-во, 1988. — 192 с.: ил. — (Города и районы Мурманской области).

20) Конаков Н. Д., Котов О. В., Рочев Ю. Г. Ижемские коми на Кольском полуострове: Доклад на заседании Президиума Коми филиала АН СССР 3 мая 1984 г. — Сыктывкар, 1984;

21) Котов О. В. Этническое самосознание кольских коми: Доклад на заседании Президиума Коми научного центра УрО АН СССР 7 декабря 1987 г. — Сыктывкар, 1987;

22) Мурманской области 50 лет. — Мурманск: Кн.изд-во, 1988. — 160с.

23) Брылёва З.И. История коми-ижемцев в Лапландии // Живая Арктика. — 1999. — №2(16) (июнь). — С.12 —16

24) Сирота В. Из истории СХПК «Тундра» // Живая Арктика. — 1999. — №2(16) (июнь). — С.15

25) Народы и культуры Баренцева региона. Издание музея г.Тромсё. — 1996.

26) http://murmanskstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/murmanskstat/ru/census_and_researching/census/...

27) интервью с Сытник В.А. Записано 23 августа 2016 года // личный архив автора

28) интервью с Чупровой Н.А. Записано 20 августа 2016 года // личный архив автора

Опубликовано: 26 Апреля 2017
AA